Воспоминания о начале ЭКО в Казахстане. Из истории лаборатории «Экомед»

Байкошкарова Салтанат Берденовна – Руководитель и организатор Первой лаборатории ЭКО в Казахстане – клиники репродукции человека «Экомед», д.б.н., Член Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК.





Рождение первого ребенка «из пробирки» в Казахстане, авторы - доктора С.Б. Байкошкарова и Т.П. Рубашина (Копылова), 31 июля 1996 года, Алматы.


Жизнь быстротечна  и все мы об этом знаем, однако, порой наше сознание не хочет мириться с этим. Сегодня даже не верится, что прошло уже 20 лет с момента создания первой маленькой лаборатории ЭКО в Казахстане, где работали всего 2-3 специалиста.


Ничто не создается на пустом месте, созданию чего-либо нового всегда сопутствуют какие-то основы и предпосылки. Идея создания лаборатории по лечению бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) возникла у меня в конце 80-х годов не случайно. В 1988 году мне повезло устроиться на работу туда, куда я мечтала. Сама судьба распорядилась так, что должна была я заниматься проблемой бесплодия. Я любила медицину и выбрала эту сферу осознанно по той причине, что бесплодие было и моей личной проблемой.  Государственное медицинское учреждение, куда я устроилась, называлось в то время «Консультативная поликлиника медико-социальной помощи семье». Организатором и главным врачом поликлиники была молодая, энергичная доктор Джусубалиева Т.М..


Работала я врачом-лаборантом консультации «Брак и семья» (зав.консультацией была опытный акушер-гинеколог Тусеева К. Х) при этой поликлинике.Занималась  исследованием спермограммы, внедрила искусственную инсеминацию спермой мужа, спермой донора, криоконсервацию спермы. Наши пациенты зачастую не понимали и думали, что искусственная инсеминация это и есть ЭКО, и просили помочь с оплодотворением во всех случаях бесплодия. Приходилось мне, как специалисту, каждодневно объяснять, что это не одно и то же, и что мы не можем помочь в случаях, когда нет маточных труб или если они непроходимы.


В один прекрасный день я устала объяснять, что ЭКО есть только за границей, что надо ехать в Москву или Петербург и решила искать пути, как же начать работу для создания такой лаборатории. О такой лаборатории специалисты тех времен не могли мечтать и во сне. Постоянными вопросами пациентов задевалось  мое самолюбие и  начал мучить вопрос, если в других странах могут делать ЭКО, то  почему мы этого не можем сделать у себя.


В 1991-м году небольшая статья об ЭКО в медицинском журнале попала в мои руки, что явилось толчком для начала работы. Вскоре я нашла книгу по криобиологии и криомедицине академика В.И.Грищенко, прочитав которую, узнала, что нужно из оборудования для начала работы лаборатории ЭКО. Прочитав книгу, казалось, все просто…


Узнав о предстоящей конференции в Сочи по проблемам лечения бесплодия на базе Российско- Американского Центра репродукции человека и генетики (г.Адлер), я поехала туда на собственные средства, где и познакомилась с одним из основоположников  ЭКО в СССР –  проф.Здановским В.М., а так же проф.Ю.Верлинским из США.  Вскоре мне посчастливилось познакомиться и с проф. Леоновым Б.В.,  в лаборатории которого родился в 1986 году первый ребенок «из пробирки» в Советском Союзе, у которого так же я училась и который  позже, после начала работы нашей лаборатории,  приезжал к нам в Алматы.



   

Фото слева: Профессор Б.В. Леонов, С.Б. Байкошкарова, Москва, 1995 год.

Фото справа: Один из основоположников ЭКО в СССР - проф. Здановский В.М.


Сразу, после приезда я восторженно рассказала о результатах поездки главному врачу и она, естественно, поддержала идею открытия такой лаборатории. Ей понравилось название  центра в Адлере  и позже поликлиника была переименована в Городской Центр репродукции человека (ГЦРЧ). В те годы, это была довольно редкая возможность, бывать за границей. Помню, как съездив в другую страну, она так же привозила нам креативную идею дизайна и работы поликлиники.


Активно поддерживал новую идею и мой коллега по консультации, доктор Полумисков В.Е.. С ним мы подолгу обсуждали возможности начала такой работы. К тому же, он уже побывал на работе в Германии и собирался еще раз уезжать в Германию на 2-3 года и предлагал свою помощь в отношении оборудования. Строили мы с ним планы и мечтали о том дне, когда мы будем работать вместе с применением новых методов лечения бесплодия.


В то время в нашей консультации пару лет уже работала молодой доктор, акушер-гинеколог с боевым характером Татьяна Павловна Рубашина. Услышав о моем разговоре об ЭКО, она сразу же изъявила особое  желание работать со мной. Забегая далеко вперед, хочется отметить, что она и выполнила первую трансвагинальную пункцию по забору яйцеклеток под контролем ультразвука, что характеризует ее как сильную личность и профессионала.


Однако, после приезда с сочинской конференции, кроме эмоций и размышлений на эту тему, дело долго не двигалось с мертвой точки.  Вопрос стоял не в открытии какой-либо науки, а в том, как внедрить данный метод в стране. Вполне естественно, что его внедрение было по тем временам практически невозможным делом. Технологии и оборудование в мире были еще только на ранней стадии развития, не было тех возможностей, которые имеются на сегодняшний день. Достижения и возможности науки ЭКО в то время были еще самые минимальные, даже в Москве и Санкт-Петербурге были единичные лаборатории. Развал Советского Союза, всеобщий хаос в экономике, в государственных структурах, отодвинул осуществление этой идеи еще на несколько лет.


В стране в то время невозможна была государственная поддержка ЭКО, так как после развала СССР новое государство Казахстан делало свои первые шаги, в стране не хватало даже продовольствия, товаров первой необходимости, не было зачастую электроэнергии, особенно в селах. В то время, по всей республике, работали на свой страх и риск только стоматологические кабинеты и всего лишь два-три частных медицинских центра.


Мечта исполнилась только через 4 года, когда  при поддержке Главы представительства швейцарской фармацевтической компании «Сероно» Георгия Кавкасидзе, с которым мы познакомились и подружились в Адлере, была проведена нами первая конференция по ЭКО в г.Алматы 21-22 марта 1995 года.  Он спросил меня тогда: «Кого привезти к вам, в Алматы?».  Я ответила: «Конечно же, Здановского В.М.из Москвы, с его командой! И еще Никитина А.И. – профессора из Питера!»


Опираться только на государственную поддержку по тем временам было трудно, поэтому я попросила о поддержке начала работы своего мужа Батыра Бекмусаева, амбициозной личности, бизнесмена с природным даром руководителя, имеющим материальные и организационные возможности. Соглашаясь в течении 3-4 лет до этого спонсировать мои учебные поездки и командировки к Здановскому В.М. в Москву и Адлер, он долгое время пессимистично относился к моей идее организации лаборатории ЭКО.


Только после знакомства с Здановским В.М.  22 марта 1995 года он понял, что дело очень серьезное и что можно продвинуть его только при обоюдной мужской поддержке и серьезном отношении к этому делу.


18-го апреля 1995 года Батыр зарегистрировал с целью организации лаборатории ЭКО  медицинский центр по лечению бесплодия «Экомед» и активно начал его организацию – подбор и доставку специального оборудования из Москвы, обучение специалистов, подготовку помещения, ремонт старого оборудования, и все это осуществлялось им за счет собственного финансирования. Вместе с главным врачом, они многократно обивали пороги управления здравоохранения для получения лицензии на ЭКО.  Как было уже отмечено выше, в начале 90х годов, частная медицина была диковинным делом  на зачаточном уровне, поэтому вполне было объяснимо, что в то время лицензию дали не «Экомеду», а государственному учреждению - ГЦРЧ. Справедливо было бы отметить, что мы не думали  о частном предпринимательстве, мы думали только о деле, о том, как начать его в ближайшие сроки. Организационная работа по подготовке лаборатории и «беготня» по лицензированию шли параллельно.  


Даже обычные гинекологические кресла и кушетки были дефицитом в то время. Поэтому приходилось нам самим из списанных старых поломанных кресел и кушеток, собирать, реставрировать и делать «новые», годные к эксплуатации. Практически приходилось собирать, как говорится, с миру по нитке. Главный врач предоставила в ГЦРЧ необходимое помещение, дала возможность работы на ультразвуковом оборудовании на полдня, дала некоторые расходные материалы для начала работы. В нашем распоряжении был так же бывший в употреблении поломанный инкубатор, который Батыр кое-как отремонтировал.  Специальное оборудование для лаборатории ЭКО – инкубатор, ламинарный шкаф, два особых микроскопа, замораживатель и другое необходимое оборудование, а так же куча расходных сред, материалов были куплены на наши собственные средства и доставлены из Москвы под руководством Батыра нами троими - мною, летчиком-пациентом и братом Батыра – Жанболатом.  Таким образом, работа была начата неимоверным трудом, практически, как сегодня модно говорить, при государственно-частном партнерстве. С одной стороны, мы с Татьяной Павловной были сотрудниками ГЦРЧ, а с другой стороны - с 18 апреля 1995 года параллельно еще мы были уже сотрудниками «Экомед».


Для нас самым главным было сделать дело, а в качестве кого мы выступали, это не имело для нас, как специалистов, никакого значения.


Мы со всей ответственностью понимали, что первопроходцам всегда тяжелее. Работа лаборатории была начата в начале октября 1995 года.





С.Б. Байкошкарова в первой лаборатории ЭКО. 1995 год, Алматы.


В то время мы очень переживали, волновались, все-таки дело было новым, сверхответственным, поэтому после готовности лаборатории пригласили из Москвы проф. Здановского В.М. и доктора Хилькевич Л.В. и попросили их проверить готовность лаборатории, сделать аудит, ведь мы собирались работать с человеческими клетками, а не с животным материалом. Люди, сверхзанятые на своей работе, они, проверив и одобрив нашу работу, уехали буквально через несколько дней.


Начались сложные бесконечные будни без выходных и праздничных дней и в таком «сумасшедшем» режиме нам пришлось работать первые 8-9 месяцев.  В то время у нас не было первоклассного оборудования, но у нас было огромное желание получить результат и вознаграждением за все  труды явилось наступление первой клинической беременности практически через один месяц после начала нашей работы.  Я прекрасно помню этот день — 9 ноября 1995 года. Мы провели очередную пункцию у очередной пациентки, получили яйцеклетки, оплодотворили их,  и очень уставшие, поехали к маме Татьяны Павловны – Нелли Григорьевне, на шашлык. У нее дома, возле парка Горького, мы отмечали двойной день рождения: нашего директора Батыра и сына Татьяны - Кости. Мне с Татьяной Павловной в те времена некогда было даже кушать приготовить, а тем более накрыть на стол и отмечать праздник. Все заботы по случаю дня рождения взяла ее гостеприимная мама, за широту души которой мы всегда были ей очень благодарны. Мы еще не знали, что этот день станет победным, стартовым для нас и по-настоящему праздничным!


Прошло немного времени и мы с восторгом определили беременность пациентки, мы боялись дышать на нее все девять месяцев. Ведь это был первый опыт. Мы волновались о том, как будет протекать беременность. Но на самом деле нам и женщине сложнее оказалось после благополучных родов — сразу после них  было проведено настоящее журналистское расследование, чтобы выяснить, действительно ли мы являемся авторами первого ребенка «из пробирки».


В те времена, к тому же, в нижних районах города, в том числе и  по улице Седова, угол  Сейфуллина, где находились мы, были частые перебои с электроэнергией, происходило внезапное  отключение света, аварии электросетей. Понятное дело, что вся наша аппаратура зависела полностью от электроэнергии. Это полностью выводило нас из себя, потому что у нас не было источника бесперебойного питания. И практически через полтора месяца работы, в начале декабря 1995 года,было принято решение перевести лабораторию «Экомед» в Совминовскую больницу, которая была в плане энергоснабжения практически полностью безопасной. Впоследствии мы проработали там почти 9 лет при поддержке Главного врача, проф. Куралбаева Б.С., за что мы благодарны ему и коллективу всей больницы.


В итоге всего, рождением первого казахстанского ребенка «из пробирки» 31 июля 1996 года, нами была открыта новая страница в области лечения бесплодия в стране. Однако, несмотря на рождение первого десятка детей, противники «Экомед» упорно воспрепятствовали существованию центра, всякий раз принижая достигнутый результат. При их содействии был издан Приказ Минздрава, практически не давший возможность «Экомеду» продолжить начатое дело. Были  периоды преследования в течение долгого времени, предвзятого отношения к молодой клинике, в результате чего были депрессии, мысли перевести лабораторию в Джезказган и даже в соседний Кыргызстан.  Руководитель Джезказганского областного управления здравоохранения, сам врач и одновременно юрист, Рахыпбеков Т.К., возмущаясь происходящим, предложил свою помощь в специальном лицензировании от имени их организации и  дислокации нашей лаборатории  на самолете санитарной авиации в их область. Поблагодарив его за поддержку и готовность помочь, мы решили переждать. Наше ожидание длилось 2 года…


Упорная поддержка нас нашими друзьями и основоположниками ЭКО Советского Союза дали зеленый свет «Экомеду» продолжить начатое дело. О сложностях того периода, о взлетах и падениях наш Генеральный директор Батыр Бекмусаев написал в книге «Честная повесть». Про историю становления «Экомеда» так же снят документальный фильм. 


Примечательно, что у истоков такой трудной работы стояли всего 3 человека:  я – эмбриолог, Татьяна – гинеколог и Батыр – организатор  - энтузиасты этого дела, а лаборатория была размещена всего на 50-ти квадратных метрах. Сегодня клиника «Экомед» находится в Алматы, в Астане, имеет филиал в Таразе, в ней подготовлены десятки специалистов – репродуктологов, эмбриологов, которые работают почти в 10 клиниках репродукции человека в стране и за рубежом. «Экомед» постоянно обучает своих специалистов в ведущих клиниках мира, направляет на всемирные конференции, семинары, мастер-классы. Международными научными консультантами клиники являются известные ведущие ученые мира в области репродуктологии – профессор Здановский В.М. (Россия), профессор Дов Фельдберг (Израиль), Д-р Маркус Ницшке (Германия), Д-р Джон Занг (США), Д-ра Евгения и Владимир Исаченко (Германия), Д-р Массашиге Куваяма (Япония), Д-р Ориол Колл (Испания) и др.. В последние годы, кроме стандартной процедуры ЭКО, опираясь на свой опыт и опыт ведущих ученых - Проф. О. Като (Япония), Д-ра Дж.Занга , Д-ра М. Ницшке , в клинике активно внедрены и активно используются  методы ЭКО в естественном цикле и с малой стимуляцией.  Периодически проводятся международные научно-практические конференции, на базе клиники проводятся мастер классы ведущих специалистов в области репродуктологии.


С высоты сегодняшнего дня мы понимаем, что мы рисковали многим – остаться без работы, без материальных средств, не получить результата, не оправдать надежды свои и пациентов и т.д.. В те годы, уйти с работы в государственном учреждении, тем более, заняться совершенно новым, непонятным делом, не могло придти в голову нормальным людям…


Сегодня необходимо отметить роль каждого, кто участвовал в создании и организации первой лаборатории ЭКО в Казахстане.  ЭКО в нашей стране – это плод, в создании которого есть неоспоримая важная роль  всех вышеназванных организаторов и специалистов, и он, сегодня, в свою очередь, дал свои роскошные плоды в качестве рожденных нескольких тысяч детей в Казахстане и за рубежом. Хотелось бы поблагодарить их всех за этот бесценный труд!  


Сегодня нас особенно радует тот факт, что в нашей стране уже работают около 20 клиник и лабораторий репродукции человека, в которых имеется возможность диагностики и лечения бесплодия на самом современном научном уровне, представлены все виды и возможности получения высококвалифицированной помощи в области ВРТ, не выезжая за рубеж.



С профессором Д. Фельдбергом на юбилейной международной конференции «10-летие рождения первого ребенка методом ЭКО в Казахстане», Алматы, 2006 год.